1.04.2013 — «Оптика просвещения» как символ «культуры достоинства»

В своих работах известный психолог Александр Асмолов выступает как интересный методолог, рассматривающий психологию как науку о различных формах изменчивости человека и общества. В книге «Оптика просвещения: социокультурные перспективы» он говорит о множественности миров человека, то есть не просто многомерности человека, но его многомирности. И книга в полной мере показывает многомирность ее автора, в ней он рисует образ себя в культуре, в социуме, в науке, это портрет того культурного пространства, в котором жил и живет Асмолов .

О книге «Оптика просвещения: социокультурные перспективы» Александра Асмолова – академика РАО, заведующего кафедрой психологии личности МГУ, директора Федерального института развития образования – нельзя рассказать в двух словах, как и нельзя кратко описать личность ее автора. Лучше всего просто заглянуть в этот труд, почувствовать его дух, атмосферу, идейный строй и пафос. Могу только сказать, что в этой книге автор выступает как настоящий новатор – новатор по предмету своих разработок и поиску форм, в которых его новаторское мышление может быть реализовано в социуме.

Образование, школа в «Оптике просвещения» интересны для автора как связь между личностью и обществом, его привлекает все инновационное во взаимоотношениях между социумом и человеком. Предмет его разработок – это поиск путей тотального обновления и гуманизации миропорядка. Размышляя в книге над проблемами современного российского образования, механизмах его модернизации, он на разных примерах иллюстрирует идею «ненаходимости образования вне культуры, эволюции и свободы».

Все годы, на протяжении которых я знаком с автором книги, он исследует индивидуальность человека, но одновременно предметом его исследований является общество, перспективы его движения и развития.

В своих работах Александр Асмолов выступает как интересный методолог, рассматривающий психологию как науку о различных формах изменчивости человека и общества. В «Оптике просвещения» он говорит о множественности миров человека, то есть не просто многомерности человека, но его многомирности. И книга в полной мере показывает многомирность ее автора, в ней он рисует образ себя в культуре, в социуме, в науке, это портрет того культурного пространства, в котором жил и живет Асмолов. На мой взгляд, это превосходная, в равной мере научная – и страстная публицистическая книга.

Я более 300 раз выступал оппонентом на защитах диссертаций, и помимо классических слов – актуальность, практическая значимость, новизна, иногда возникает необходимость сказать нечто иное, чем то, что требует ВАК. Очень редко, но бывает, что научная работа являет собой вклад в культуру, когда сам по себе научный трактат выступает как некая совокупность идей, работающих в реалиях современной культуры. И именно такой работой является данная книга.

«Оптика просвещения» – многоязычное произведение, включающее стихи, прозу, публицистику, философию, историю, политику, культурологию, психологию. Поиск общего языка позволяет представителям разных традиций и школ услышать друг друга. По счастью, текст Асмолова написан не искусственным, безвкусным академическим языком, заранее упрощенным под будущий перевод на английский. Перед нами яркий, образный, ясный русский язык, родная речь для тех из нас, для кого личность и образование – не звук пустой. Он владеет словом – это и раньше хорошо было известно тем, кто читал его стихи. «Не примирить мне двух послов, слова без смысла, смысл без слов»… «Всегда найдется маленький Дантес, и Гончаровой Пушкин надоест»…

Эта книга – особое слово в культуре и новое слово в поэтике образования, символ «культуры достоинства», о которой пишет Асмолов, в противоположность пронизывающей российскую школу доктрине адаптации. В своей работе он не только пишет о неадаптивности как ключевой силе социального движения, но он сам являет собой то, о чем пишет. Он сам яркий «неадаптант». В отличие от людей, живущих завтрашним днем и упускающих настоящее во имя того, что будет упущено в будущем, Асмолов всецело принадлежит настоящему. Он присутствует здесь и теперь, и не просто теоретизирует, он действует, творит то, к чему, быть может, рано или поздно, придется адаптироваться тем, у кого приспособление в крови. Его работы – ярчайший пример предвоплощения будущего, потому как они уже здесь и сейчас его формируют.

Вадим Петровский, профессор факультета психологии НИУ ВШЭ, член-корреспондент РАО

Статья опубликована на Федеральном образовательном портале ЭСМ http://ecsocman.hse.ru/text/50432859/