21.02.2012 — пост-релиз «Третьи Сабуровские Чтения»

21.02.2012 г. в ФГАУ ФИРО прошла конференция «Третьи Сабуровские Чтения». Свое вступительное слово директор института Александр Григорьевич Асмолов начал с упоминания эпизода фильма «Обыкновенное чудо», когда главный герой, которого играл Абдулов, узнав о том, что он может превратиться в медведя, начинает убегать от принцессы, боясь поцеловать девушку. Вспоминая этот эпизод, Александр Григорьевич сказал, что, зная Евгения Сабурова, уверен, что «в кого-бы тот не превращался, он всегда был готов и поцеловать девушку, и поднять совершенно новые пласты экономики, и бросить такой вызов в поэзии, от которого просто закачаешься».

Именно поэтому, сказал директор института, сегодняшние Чтения называются – «Оптика инноваций», их цель – «помочь нам понять» логику развития и движения инноваций в сфере образования.

В выступлении «Наука и практика развития современного образования: кто кого?» Первый заместитель руководителя Департамента образования Москвы Вениамин Шаевич Каганов отметил, что «мы постоянно оказываемся в ситуации, когда вынуждены принимать управленческие решения в условиях неопределенности и в отсутствии достаточной проработанности с научно-методической точки зрения.» Без реализации последнего условия нельзя однозначно отвечать на те вопросы, которые стоят сегодня перед образованием, к примеру, информационные технологии обучения в детском саду – это благо, или лучше не торопиться?, или, какие кадры нужны будут в начальном и среднем профессиональном образовании через 10 лет?

По мнению докладчика, практика и наука должны быть сегодня если «не вместе, то рядом», поэтому схемы партнерства между практикой и наукой по тем вопросам, которые ставит сегодня перед образованием жизнь, надо находить очень быстро.

В выступлении «Деятельностный подход в психолого-педагогическом образовании» ректор Московского городского психолого-педагогического университета Виталий Владимирович Рубцов обратил внимание присутствующих на отличительные особенности нового образовательного Стандарта.

Так, согласно требованиям нового Стандарта, в начальной школе детям необходимо передавать не образцы знаний, а образцы деятельностей. Это значит, что человек, который пришел в образовательную ситуацию, не может показать и сказать, как нужно что-то делать, «он должен вместе со своим учеником что-то такое сделать, чтобы у последнего возникла компетенция, с помощью которой он сможет потом преобразовывать то, что называется задачей»

Далее докладчик заметил, что если мы возьмем Стандарт нового начального образования, мы увидим, что умение выстраивать деятельность является основной компетенцией современного учителя. И у детей, отметил В.В. Рубцов, надо создавать эти компетенции, делая это посредством совместной деятельности.

В этой образовательной ситуации, по мнению докладчика, без понимания и взаимопонимания, без общения с учеником, «ты не можешь передать образец деятельности». То есть ситуация учения-обучения принципиально меняет свое значение: Стандарт начального общего образования в значительной степени ориентирован на систему деятельностей.

Далее В.В. Рубцов отметил, что у ученика должны быть сформированы метапредметные компетенции или личностный образовательный результат. В связи с этим докладчик поставил такой вопрос – что происходит с современным учителем? «Мы вынуждены признать, — сказал он, — что учитель, который у нас был и даже есть, не может придти в образовательную ситуацию и начинать работать с детьми так, чтобы передать им образцы деятельностей. Почему? А потому, что он не владеет системой общения с ребенком, он не владеет системой понимания и взаимопонимания и он не может поставить ребенка в такую ситуацию, чтобы он сам, а не взрослый за него, сумел оценить основания своих действий».

С этой точки зрения, докладчик заметил, что нужен принципиально другой учитель, педагог, не тот, который требует исполнения, а тот, который действует вместе с детьми и сможет организовать с ними совместную деятельность.

Далее докладчик констатировал, что нельзя лекционным способом готовить такого педагога, сама система профессиональных деятельностей должна быть сутью образовательного процесса. К примеру, в московском городском психолого-педагогическом университете студенты с 3-го курса проходят практическую подготовку в образовательном учреждении, которое работает по типу мастерской – преподаватели, которые владеют профессиональным опытом, передают его будущим учителям.

Еще одна проблема, на которую обратил внимание докладчик – необходимость разной системы образования для детей с ограниченными возможностями, одаренного ребенка, ребенка с умственной отсталостью, для ребенка, который проявляет различные формы дезадаптивного поведения.

В своем выступлении Вице-президент Российской академии образования Виктор Александрович Болотова «Е.Ф. Сабуров и реформы образования» осветил идеи реформирования образования, высказанные и сформулированные Е.Ф. Сабуровым. Докладчик подчеркнул, что именно Сабуров впервые ввел понятие «внесистемное образование», отметив при этом, что «пока у нас нет внесистемных сетей, которые работают на образование». По мнению Болотова, необходима подготовка педагогов новой генерации с использованием сетевых ресурсов, о которых много лет назад говорил Сабуров.

Далее, докладчик сказал, что идея фильтров в образовании, связанных с неодинаковостью детей, также много лет назад была высказана Сабуровым. В связи с этим Болотов поставил вопрос: стоит ли вообще решать проблему единого образовательного Стандарта?

В заключении своего выступления В.А. Болотов предложил подумать о выпуске книги «Дидактика Сабурова», заметив, что самое главное для Сабурова было «выигрывать не только за счет других, но и вместе с другими», предложив подумать и над изданием текста, отражающего эту позицию ученого.

В выступлении директора департамента образовательных программ Фонда инфраструктурных и образовательных программ ОАО «РОСНАНО» Елены Николаевны Соболевой «Новый подход в организации образовательных ресурсов для обеспечения прямых запросов рынка труда в кадровом сопровождении быстро развивающихся наукоемких производств» было отмечено, что Е.Ф. Сабуров относился к редчайшему типу людей, которые опережали свое время, и именно его идеи дали толчок многим сегодняшним инновациям в образовании.

Говоря об этом, Е.Н. Соболева коснулась вопроса о вузовском и послевузовском образовании, где востребована идея Сабурова – образовательные ресурсы и программы необходимо планировать не с начала, а с конца, с образовательного результата. «Это оказывается самым сложным – сформулировать запрос, чтобы не писать, какие темы курса должен изучать тот или иной человек, что привычно и понятно для образования студента, а говорить языком рынка труда – какие трудовые ресурсы должен пополнять человек в такой-то период времени у такого оборудования». Говоря иначе, отметил докладчик, надо четко формулировать – какие компетенции должны быть у человека сформированы и каким способом.

Далее, докладчик заметила, что «нас не устраивает Новый Стандарт высшего образования – это не то, что нужно рынку труда, рынку труда легче и понятнее говорить на языке трудовых функций и вытекающих отсюда компетенций».

В заключении Е.Н. Соболева констатировала, что «мы видим свою функцию не просто в подготовке кадров для проектных компаний, которые поддерживает РОСНАНО, а в том, чтобы продвинуть по- новому организованные образовательные ресурсы в систему традиционного образования и тем самым помочь нам всем адаптироваться к новым меняющимся условиям».

Свое выступление директор Института развития образования Национального исследовательского университета — «Высшая школа экономики» Ирина Всеволодовна Абанкина «Интерференция и дифракция инноваций в образовании» начала с упоминания о том, что именно статья Е.Ф. Сабурова «О концептуальном проектировании в образовании» побудила ее предпринять попытку ответить на вопрос: чем инновации в образовании отличаются от инноваций в других сферах деятельности, например, в бизнесе?

Развивая эту тему, докладчик заметила, что если в других сферах деятельности инновации создают конкурентное преимущество, то в образовании этого не может быть в принципе. В образовании, в отличие от других сфер, принципиально обязательно институциализировать происходящие инновации через систему нового профессионального сообщества, правовых норм, внедрения и распространения как общедоступного блага для каждого потребителя.

Далее докладчик отметила, что невозможно осуществлять инновации в образовании, минуя преломления, осуществляемые в профессиональном сообществе, и в этом она видит эффект интерференции. По мнению докладчика, именно в профессиональном сообществе эффект взаимовлияния очень велик, так как само профессиональное сообщество на эти инновации очень сильно влияет.

Говоря о массовом сознании самих участников образовательного процесса: родителях, общественности, самих учащихся, докладчик заметила, что «очень часто массовое сознание живет с глазами назад. И вот этот взгляд назад не позволяет продвигать ничего вперед».

Далее докладчик коснулась темы отношения бизнеса к инновациям в образовании, заметив, что бизнесу понять то, что же есть инновации в образовании довольно трудно, так как бизнес ориентирован на результат, а результат инноваций в образовании отложенный во времени и плохо прогнозируемый. Кроме этого, констатировала докладчик, очень сильно деформирует инновации в образовании власть, которую обойти практически невозможно.

Эффект дифракции в инновациях в образовании, по мнению докладчика, состоит в том, что инновации своей дидактики не имеют, и поэтому прогнозируемость их результата очень низкая. Последнее обстоятельство натыкается на очень серьезное сопротивление со стороны родителей и бизнес сообщества.

В заключительном слове директор ФИРО Александр Григорьевич Асмолов заметил, что любая инновация наталкивается на сопротивление массового сознания, поэтому даже самые лучшие наши предложения часто оказываются «дорогой в ад». Поэтому, не пройдя фильтр власти, не пройдя фильтр разного рода сообществ, «ничего не получится».

А.Г. Асмолов констатировал, что мы должны четко различать культурные (социальные) и инструментальные (технологические) инновации. Подобное выделение двух видов инноваций во многом опирается на теорию динамики культуры известного социального антрополога Бронислава Малиновского. Именно он в своих трудах показывал, что культурные инновации как реакция социальных групп на изменяющуюся реальность способны в буквальном смысле слова породить иной тип культуры и, пройдя проверку временем, трансформироваться в традиции.

Культурные инновации, сказал далее А.Г. Асмолов, обладают, как правило, широким радиусом действия, по своему масштабу затрагивают всю развивающуюся социокультурную систему и, тем самым, нередко наталкиваются на могучий агрессивный отпор со стороны опекающего свою устойчивость общества. Они расцениваются на первых шагах как ересь, покушение на устои, кощунство. Так, например, расценивалась современниками коперниканская система мироздания, пришедшая на смену птолемеевской картине мира.

В отличие от культурных инноваций инструментальные инновации исходно имеют меньший радиус действия, как, например, изобретения колеса, печатного станка или Интернета. Но в дальнейшем может произойти преображение инструментальных инноваций, и они, как в наши дни Интернет, становятся культурными инновациями, приводя к появлению нового имени эпохи, обозначения ХХI века как «сетевого» столетия.

Далее А.Г. Асмолов отметил, что если мы проанализируем феномен на Болотной площади, мы увидим не тех, кто стоял на трибунах, а тех, кто стоял на площади – там стояло поколение, которое докладчик охарактеризовал так: «Они спокойны, они обладают иронией и индивидуальным выражением лица». И это «индивидуальное выражение лица», по мнению А.Г. Асмолова, стало результатом появления вариативного образования — инноваций в образовании, которые произошли в России в 90-х годах прошлого века. И в этом прогноз Сабурова, заключил А.Г. Асмолов, сбывается – произошла культурная инновация, «выросло поколение, которое не боится власти».